В этом году мы пьём красные чаи нового урожая необычайно рано, уже с середины апреля. Золотой Таньян Гунфу, юньнаньский дикий красный, драгоценный таньянский Мэйчжань. И как раз недавно, заварив последнюю порцию одного из самых удивительных красных, удалось на яркой чайной волне найти часок и написать об этом сорте с загадочным именем «Слива занимает…».

Таньян Мэйчжань — красный мастерский чай из Таньяна, изготовленный из почек культивара Мэйчжань. В аромате горький апельсин и цедра бергамота.

Таньян Мэйчжань — это повод рассказать целых две истории: о Таньяне и о Мэйчжань.

Красный (чёрный) чай из Таньяна (坦洋工夫 / tǎnyáng gōngfū / Таньян Гунфу) известен со второй половины XIX века, сыграл важную роль в русской чайной торговле того времени и лёг на ту глубину русского вкуса к чаю, которую мы с вами не осознаем, но неизменно и гарантированно считываем с первого глотка: «О! Вот это чай! Настоящий чёрный чай!» В Таньян Гунфу есть тона айвовые и медовые, восковые и ржаные «бородинские», в послевкусии шоколад, на дальнем плане чудится роза.

Таньян — это волость и деревушка на севере провинции Фуцзянь, в составе городского уезда Фуань, в стороне от всего. Знойная глушь, где производят чай и красный кирпич, стены белёных хижин закопчены угольной топкой, а древние фасады центральной деревенской улицы неспешно ветшают под рокот мотороллеров и цикад. Иностранцев здесь видят редко, а узнав, что русские, начинают рассказывать о том, какой успешной была торговля их прапрадедов с русскими купцами. Это удивительно, конечно, когда известное тебе по русско- и англоязычным историческим источникам вдруг оказывается пересказано дословно первым попавшимся на дороге смолёным щербатым фуцзяньцем. Чай здесь собирают с кустов нескольких разновидностей. И как «классический» Таньян стал обязательным пунктом коллекции Чайной высоты с 2006 года, с первого знакомства с ним, так и Таньян Мэйчжань (с загадочным именем «Слива занимает…», о котором расскажем отдельно) вошёл в коллекцию с первой встречи в 2013.

Итак, таньянский чай с куста Мэйчжань впервые встретился нам на местной фабрике (она микроскопическая, кстати) в начале июня 2013. Весь чай той весны уже был распродан, оставался в наличии только какой-то дорогущий «мэйзан», да и того всего два килограмма. Этого имени чая мы до тех пор не слышали, а в переводчике иероглифы превращались в какое-то невнятное «МЕСТО СЛИВЫ».

Разобрались: «мэйзан» — это Мэйчжань, и это имя разновидности куста, с которой здесь чай никогда ранее не делали, да вот несколько лет назад высадили пару сотен кустов для экспериментального расширения версионности продукции мануфактуры. Это был первый значимый урожай с кустов этого культивара. И несомненно успешная адаптация технологии таньянской фабрики к листу Мэйчжань случилась как раз тогда, 5 лет назад. Нам не особо даже предлагали его купить — им самим казалось, что чай дороговат. Мы попробовали и едва сдержали эмоции, чтобы восхищением ещё не повысить цену: в аромате помимо характерных для таньяна мёда и айвы были обнаружены фрезии, мускат и что-то ещё более важное (хотя, казалось бы, что может быть важнее таких находок в аромате неароматизированного чая?!).

Позже разобрались и с этим более важным ароматом — цедры бергамота и цветов лимона. Собственным, не привнесённым ароматом.

Разобрались и с названием (спасибо Саше Габуеву и Юле Дрейзис). Необычное название по-русски звучит так: «Слива занимает».

История этой разновидности куста прослеживается с 1821 года и начинается в уезде Аньси на юге Фуцзяни, на родине чая Те Гуаньинь.

В тот год некий человек по фамилии Ван заглянул в родные места после долгого безвылазного пребывания в столице. Почтить прах предков. За годы его отсутствия как раз и появился (был найден в дикорастущей форме) этот замечательный новый куст, на тот момент ещё не получивший названия. Земляки решили подшутить над Ваном, угостили чаем и спросили: «Ты хоть помнишь, как этот чай называется?». Ван не растерялся, оглянулся вокруг и увидел на одном из домов парную надпись «Слива занимает первое место среди ста цветов» и ответил: «Как слива занимает первое место среди ста цветов, так этот чай среди чаёв». Ответ земляки Вана оценили («раунд!»), так этот куст получил название «Слива занимает».

Кстати, в китайской традиции цветущая слива символизирует одно из четырёх качеств благородного мужа — стойкость к невзгодам. Слива способна цвести под снегом, её цветы распускаются на голых ветвях.

Вот этому всю жизнь и подражать!

P. S. Сейчас красный чай с куста Мэйчжань производят в большом объёме и в Уишане. В коллекцию берём и уишаньский, и таньянский.

Leave a Reply